Проект Александра Куркина и Николая Ковалева

Владимир Дергачев

Иконописная мастерская Н.М. Софонова. Палех

О книге

2 июня 2010 года исполнилось 100 лет со дня смерти известного палехского иконописца, хозяина иконописной мастерской, Поставщика Двора Его Императорского Величества, Потомственного Почетного Гражданина Николая Михайловича Софонова (часто встречается неправильное написание “Сафонов”).

К этой дате В.В. Дергачевым (праправнуком Н. М. Софонова) закончена и издана книга «Иконописная мастерская Н.М. Софонова. Палех».

 

Палехская иконописная мастерская Софоновых — одна из наиболее известных и авторитетных мастерских, работавших в XVIII—нач. XX вв. по реставрации древнерусской фресковой и масляной живописи, новой фресковой и масляной росписи храмов, написанию новых и реставрации древних икон. Мастерской были выполнены работы в сотнях храмов России.

Деятельность мастерской тесно связана с возрождением в России интереса к отечественной старине, становлением реставрационной науки, возобновлению росписей древнейших и наиболее чтимых русских храмов — храма Святой Софии в Великом Новгороде, Владимирского Успенского собора, Благовещенского собора и Грановитой палаты Московского Кремля, Георгиевского собора Свято-Юрьева монастыря под Новгородом, Смоленского собора Новодевичьего монастыря, Троицкого и Успенского соборов Троице-Сергиевой Лавры и многих других. В новгородском храме Святой Софии Н. М. Софоновым были открыты и отреставрированы фрески Андрея Рублева и Даниила Черного.

По своей работе Софоновы были тесно связаны с известнейшими представителями реставрационной науки XIX в. учеными, историками, искусствоведами Н. П. Кондаковым, И. Е. Забелиным, графиней Уваровой, архитекторами В. В. Сусловым и И. П. Машковым, художником Ф. Г. Солнцевым, византинистом Д. В. Айналовым и др.

В книге впервые представлены архивные генеалогические сведения (в т. ч. выписки из метрических книг начиная с конца XVII в.) о 12 поколениях династии Софоновых, обширная информация и иллюстративные материалы о работах мастерской в XIX—нач. XX вв. в основных наиболее значимых русских храмах. Опубликовано более 500 черно-белых и цветных иллюстраций — эскизов, рисунков и прорисей из архива мастерской Софоновых; фотографий икон, композиций фресковой и масляной живописи, исполненных или поновлявшихся мастерской Софоновых; большого количества подлинников документов (личные письма, деловая переписка пяти поколений хозяев мастерской) из государственных архивов Владимирской и Ивановской областей, Государственного исторического музея, Российского государственного архива древних актов, Государственного музея палехского искусства и др.


Форзац книги

 

Вступление для книги написал доктор искусствоведения,
заведующий Отделом древнерусского искусства
Государственного института искусствознания Лев Исаакович Лившиц:

«Даже среди людей, интересующихся русской художественной культурой, историей открытия древнерусской живописи — икон и храмовых росписей, — сегодня можно найти тех, кто никогда не слышал фамилии палехских иконописцев Софоновых. Но в конце XIX и начале XX в. она не сходила с уст самых разных лиц — церковных иерархов, выступавших в роли заказчиков живописного убранства приходских и монастырских храмов; журналистов, критиков и историков искусства, изучавших иконопись средневековой Руси; представителей общественных организаций, уже в то время занимавшихся вопросами сохранения национального культурного наследия России; иконописцев, являвшихся соперниками Софоновых в борьбе за получение престижных заказов на написание икон и росписи храмов.

Представители этого знаменитого рода потомственных иконописцев, корни которого прослеживаются с XVII в., были на виду в 30-х годах XIX в., и вплоть до революции 1917 г. оставались одними из самых успешных предпринимателей, занимавшихся организацией иконописного промысла, стремившихся поставить это дело, почти что, на индустриальную основу. Внушительный список работ Софоновых, который читатель найдет в этой книге (но и он, в силу утраты многих документов, не может быть сочтен полным), включает более ста двадцати названий храмов, часовен, построек светского характера, расписанных ими или украшенных иконами, написанными в их мастерской.

О том, каким авторитетом пользовались Софоновы, красноречиво говорит тот факт, что именно к ним обращались представители известнейших аристократических фамилий России, высшие иерархи церкви, уважаемые ученые мужи и даже сами императоры, когда надо было реставрировать росписи или расписать заново храмы, являющиеся древнейшими и наиболее чтимыми народом святынями, вроде Софийского собора и Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде, собора Мирожского монастыря в Пскове, расписанного в 1408 г. Андреем Рублевым и Даниилом Черным Успенского собора во Владимире, придворного Благовещенского собора в Московском Кремле и Благовещенского собора XVI в. в Казани, соборов таких знаменитых монастырей как Троице-Сергиева лавра, Успенский монастырь в Свияжске, Ипатьевский в Костроме, Троицкий в Калязине, Новодевичий в Москве и множества других. Их привлекали к росписи Грановитой палаты Московского Кремля, им же было предоставлено право участвовать в реализации такого престижного проекта как создание тематических росписей залов построенного в Москве Императорского Исторического музея.

С именем Софоновых неразрывно связана история изучения практически всех самых значительных памятников монументальной живописи средневековой Руси. Широкое обсуждение в прессе и в ученых кругах как самого хода, так и итогов поновлений росписей Софийского собора в Новгороде и фресок Рублева во Владимире привлекло к себе общественное внимание, дало мощный импульс для пробуждения интереса к древнему художеству, инициировало работу над проектами законов в области охраны памятников древности, создало основу для развития в России школы научной реставрации.

В последнее десятилетие было издано не мало книг генеалогического жанра, посвященных происхождению и истории как очень известных, так и, казалось бы, на первый взгляд ничем не примечательных родов и фамилий — князей, промышленников, ученых и даже простых крестьян. Конечно, и настоящее издание, посвященное роду Софоновых и представляющее собой сборник документальных источников и отрывков из воспоминаний, вроде бы, по всем приметам должно быть причислено к произведениям именно такого жанра. Однако, внимательно читая эту книгу, понимаешь, что, может быть, даже помимо желания автора-составителя В. В. Дергачева, праправнука Н. М. Софонова, архивные материалы, впервые в ней представленные, охватывают тематику, распространяющуюся далеко за границы семейной хроники.

Приведем названия лишь нескольких тем и весьма актуальных проблем, которые, безусловно, должны вызвать пристальный интерес у многих специалистов и просто заинтересованных читателей. Это: организация работы иконописных мастерских; обучение ремеслу иконописца; материалы, использовавшиеся ими в работе, их качество; фирмы-поставщики, их изготовлявшие; цены на них; техника и технология иконописи и монументальной живописи; взаимоотношение с заказчиками — подряды, характер формулирования заказа, перечни работ, сюжетов и орнаментальных мотивов; принципы составления программ росписей и расположения сюжетов, фигур и орнаментов; роль и характер образцов, использовавшихся мастерами; принципы денежных расчетов.

Собранные в книге документы раскрывают и характер личных взаимоотношений Софоновых с заказчиками, представлявшими очень разные слои русского общества, одновременно они рисуют яркую картину вкусов, господствовавших эстетических предпочтений, которые Софоновы прекрасно умели улавливать и воплощать. Особенно интересны документы, говорящие о том, как в XIX в. относились к древней иконописи и стенописи, какой смысл вкладывали заказчики и сами иконописцы в понятия “византийский” и “древнегреческий стиль”, какими целями руководствовались и какие задачи решали при формулировании заказов — в одном случае на новые росписи, в других — когда желали “поправить” росписи древние.

Многие материалы, включенные в настоящий сборник, связаны уже с нашим временем. Они позволяют проследить дальнейшую судьбу многих памятников, связанных с деятельностью Софоновых, увидеть и понять как с годами менялись оценки их работ, представления о задачах и методах реставрации, превратившейся за полтора столетия своей истории из ремесла художников-антиквариев, “старинщиков”, занимавшихся “поновлением” и “исправлением” древностей, в научную дисциплину.

Конечно, научная и познавательная ценность этого сборника не ограничивается только теми материалами, что освещают разные грани профессиональной деятельности представителей рода Софоновых, а также и в целом иконописания, как одной из важнейших отраслей кустарной промышленности России XIX в. Содержание книги шире и глубже. Она открывается замечательным предисловием-благодарностью, которую составитель приносит своей бабушке, простой русской женщине, привившей ему любовь к своей семье, дому, тому месту, где он родился и, по большому счету, — ко всей родной земле. Вся история семьи Софоновых, сколь бы трагической, горькой и тяжелой она ни была, воспринимается им как его личная история-биография, начавшаяся за века до его появления на свет. Поэтому он и осознает себя носителем традиций русской культуры, несущим ответственность за нее, поэтому не хочет упустить ни малейшей подробности истории рода, ставшей ему известной. Его интересуют не только сухие факты, рисующие внешнюю канву биографий людей, но все подробности ушедшего навсегда семейного быта — лица предков, как они относились друг к другу, как была устроена жизнь в доме, как велось хозяйство, как одевались, как говорили и писали, и, конечно, как сложилась личная судьба каждого из членов некогда славного рода.

Чувство ответственности за честное имя далеких предков и старших поколений ближней родни, памяти которой в советскую эпоху грозило уйти в небытие, и подвигло В. В. Дергачева к озданию столь важной и нужной книги.

Читая ее, начинаешь особо остро осознавать, сколь многими видимыми и невидимыми нитями судьба каждого из нас переплетена с историей родной страны, что все мы существуем в едином пространстве великой национальной культуры, творившейся руками наших предков, которая одна только способна объединять разных, знакомых и незнакомых людей, делать так, чтобы они могли хорошо понимать друг друга и ощущать свою духовную общность.»

Л. И. Лифшиц

* * *

 

К сожалению, до настоящего времени широкому кругу читателей (да и очень многим специалистам) не известны действительные результаты многовековой деятельности Софоновых. С изданием этой книги возрождается надежда на возвращение из не заслуженного забвения и справедливую оценку результатов деятельности нескольких поколений иконописцев Софоновых и сотен палехских мастеров, работавших в их мастерской.

«… За несколько столетий иконописцы Софоновы внесли свой вклад в сохранение выдающихся памятников архитектуры и искусства России, сумели создать огромное количество великолепных произведений иконописного и живописного церковного искусства. Они смогли объединить большинство разрозненных палехских иконописцев, организовать их работу, давая возможность палешанам раскрыть свой художественный талант. Благодаря таланту рядовых мастеров, организаторским способностям хозяев мастерской Софоновых Палех приобрел славу одного из центров потрясающего церковного православного художественного искусства.

Именно в мастерской Софоновых трудились уникальные мастера-самородки, объединившиеся после революции в Артель древней живописи, ставшие всемирно известными мастерами-художниками лаковой миниатюры, и не давшие угаснуть древнему иконописному искусству. Великолепные образцы современной лаковой миниатюры, слава Палеха как одного из центров лаковой миниатюры — это также отзвук забот и трудов представителей династии Софоновых…» — пишет в заключении к книге автор.

Интересны также представленные в книге материалы, посвященные деятельности мужа Марии Николаевны (дочери Н. М. Софонова) – кустаря-промышленника Николая Николаевича Елисеева, уроженца и жителя села Верхнего Ландеха, ставшего в конце XIX в. фактически родоначальником строчевого промысла в Гороховецком и других уездах Владимирской губернии.